Иосифу Кобзону

Со сцены многотысячного зала:
«… поклонимся, поклонимся, друзья»,
И не суфлёр, мне сердце подсказало,
Что этот миг забыть никак нельзя.

Весь зал в порыве чувств высоких,
(душой не видно здесь кривых),
Он в память тех боёв жестоких,
И в память павших и живых,
Встаёт от стара до юнца,
И стоя слушал до конца.

Кобзон, как много в этом слове
Для сердца русского слилось,
Нет, он не смолк на полуслове,
Но вижу, что-то с ним стряслось.