Ругают Сталина, а сами…

Ругают Сталина, а сами,
Его я тоже не хвалю,
И не за то, что был с усами,
Но вас я тоже не люблю.
Какая квинтэссенция
Досталася ему:
Война и интервенция,
Другому бы кому,
С ума б сошёл, наверное,
А он, да хоть бы хны.
Достанет трубку верную,
Набьёт в неё махры,
Затянется, подумает,
И в раз клубок распутает:
Кому прочтёт он лекцию,
Кому «почешет» нос,
И нету интервенции,
С войной решён вопрос.
Её нашёл в развалинах
Голодной и босой,
Кровь на руках израненных,
Со срезанной косой,
(В ту пору тиф свирепствовал,
И стригли всех подряд),
Но это отступление,
Продолжу я свой ряд.
Холодная, немытая,
Раздетая, избитая,
И голова обритая,
И господом забытая,
Видны следы насилия
На теле у неё –
Такой была Россия,
Когда он «взял» её.
Не верю что из жалости,
Ну не был он таков,
Все помнят его шалости,
Но он заслал сватов.
Другие тоже сватались,
И были не правы,
Когда они «ославились»,
То были казнены.
Сыграли свадьбу скромно,
Какой уж там кутёж,
Страна была огромна,
В кармане медный грош.
С чего же было начинать,
Ведь все хотели пить и жрать.
Решил он с нэпманов начать,
И стал им слать штрафные санкции,
Чтоб легче было вам понять:
То началась экспроприация.
Крестьян, кто сеял и пахал,
Всех скопом он в колхозы гнал,
Кто был с колхозом не согласный,
На Соловки свозил негласно.
Он ГОЭЛРО внедрять начал,
Пути народу освещал,
Шаг за шагом, светом клин,
Он шагал, народ за ним.

Приобул и приодел,
Накормил и обогрел,
Начал строить ей заводы,
Корабли спускать на воды,
Сети плёл дорог железных,
Начал строить ей дома,
Чтоб из коммуналок тесных,
Выходить могла она.
А завистникам ужасным,
Да и просто не согласным,
Понастроил лагерей,
К ним приставил егерей,
Чтоб стреляли те зверей,
Коль из клеток побегут,
В общем стало всё «зер-гут».
Строил Армию и Флот,
Ввысь поднял Аэрофлот,
Шахты многие открыл,
Правда, многих в них зарыл,
Думал и об обороне,
Понастроил дотов море,
Всяких там защитных линий,
Флот поставил в море синем,
И конечно на Балтийском,
Для защиты Ленинграда,
От поползновений гада.
В общем, лет так за семнадцать,
Всем на зависть, всем на зло,
Он, начавши всё с зеро,
Смог построить своё царство.

А что же видим мы теперь:
Без войны и без потерь,
Просто дали нам свободу,
И толчём мы в ступе воду,
Лишь о ней и говорим,
И при этом все стоим:
Кто умнее – на майданах,
Кто глупее – на базарах,
Может быть наоборот,
Только кто здесь что поймёт.
И откель взялась та сила,
Что страну так подкосила,
Ведь цветущею была,
Наша с вами сторона:
Нивы рожью колосились,
И стада коров доились,
И работали заводы,
И ходили пароходы…
Если всё перечислять,
То не хватит Интернета,
Помню я, ведь было это.

Тысячи больших заводов,
Фабрик, шахт и пароходов,
И колхозов, и совхозов…
Всё мне, что ль перечислять,
Вновь не хватит Интернета,
Кто ответит нам за это,
Кто посмел у нас отнять?

Это кто ж такой злодей,
Миллионов пять людей,
За весьма короткий срок,
Прикопал землицею,

А ещё пожалуй больше,
Чтоб не стать тростинки тоньше,
Щиплет «зелень» за границею.

Кто страну нам перекроил,
Кто шабаш в стране устроил
Блатной братии,

Кто нас превратил в скотину,
Привязав верёвкой к тыну,
К демократии,

Кто дворцы построил в Ницце,
Отдыхает за границей,
Суши лопает,

А народ, как под наркозом,
Или чьим-то злым гипнозом,
Всё вам хлопает.

Не в оправданье злого гения,
Поверьте, я это писал,
Всё познаётся ведь в сравнении,
Не помню, кто это сказал,
Вот и сравните, годы те,
Когда страна в кольце врагов,
И приравняйте годы эти,
Сравните этих подлецов.
Они похожи, это верно,
Они с народом не считались,
Но ставить знак равны – неверно:
Ведь те хоть за идею дрались,
Хотели строить коммунизм,
Да только где-то просчитались.
Толь не хватило егерей,
А может мало им платили,
Но только много уж зверей,
Из клеток в лес поуходили.
В лесу ведь как: коль крупный зверь,
Всех отгоняет от корыта,
Не обошлось и без потерь,
Ох, много их в лесу зарыто.

Ведь история спиралью вверх взмывается,
А народ забыл об этом вот и мается,
Как увлёкся он тогда экспроприацией,
А теперь вернулось всё «прихватизацией»,
Это ведь один процесс, лишь знаки разные,
Раньше те были черны, теперь мы грязные.

И вот теперь, пришедши к власти,
Они так воду замутили,
Что не понадобились снасти,
Забрали всё, что мы любили,
Что деды-прадеды копили.
А чтоб народ не возмущался,
И чтоб за вилы не хватался,
Какой-то умный полиглот,
Придумал очень хитрый ход:
Он на канале «кол + кол»,
Стал нам показывать прикол:
«Тайная жизнь» – хоть не вечеря,
Кто, где и как живёт теперя.

Там девушка с улыбкой милой,
Как будто в гости к ним приходит,
В своей квартире, и не хилой,
Хозяин встретит, чай предложит,
На стол бильярдный кий положит.
Завяжется у них беседа,
И в ней он, как бы между прочим,
Расскажет о своих победах,
Здесь я поставлю…………..,
А оператор-лицедей,
Покажет быта их кусочки,
Чтобы хозяин тот, злодей,
Не изорвал его в шматочки.
У этого мол, вертолётик,
А у другого самолётик,
У третьего есть Эрмитажик,
Правда не весь, один этажик,
А остальные на ремонте,
Ух, съездить бы им всем по морде,
А тот вон ездит на сафари,
И тоже просит дать по фаре.
Ну как узнать какой там «изм»,
Одни там видят фетишизм,
Другие вроде нигилизм,
Ведь отрицают всё подряд,
Когда в глаза им говорят,
Что у народа всё украдено,
А я в том вижу лишь цинизм.

Циничней нету передачи,
Когда показывая дачи,
Легализуют жизнь бандита,
Мол, всё трудами здесь добыто,
Солёным потом, мол, полито,
Горбом своим, мол, всё нажито.

Ну вот, рассказ идёт к концу,
Спасибо я скажу Творцу,
Нет, не себе скажу, а Богу,
И закругляюсь понемногу,
Лишь приведу я один штрих,
На том закончится мой стих.

Всю жизнь он проходил в фуражке,
Носил шинель и пил из фляжки,
Был мужичонка тот рябой,
Жестокий был и очень злой,
Но за страну стоял горой.
Имел он Кунцевскую дачу,
(Нет, зря на это время трачу),
Да ничего он не имел:
Две пары стоптанных сапог,
Да на стене олений рог,
Фуражку чтобы вешать на ночь,
Два сына и Светлана- дочь,
Да, и ещё медаль героя,
Носил одну – имел же двое.

Чтобы там не говорили,
Люди всё ж его любили,
Хоронили – слёзы лили.
Ну а наших упырей,
Нам пришлось слезой своей,
Поливать ещё при жизни…
Вот такие катаклизмы.

Автор: Илья Чернов. Из архивов 2000-2008 года. Сайт источник: http://mir-poezii.com/

Еще красивых слов...

  • Голодомор Год тридцать второй помнить буду, Дней своих конца не забуду, […]
  • Стихи о власти Власть как одежда сэконд хэнд, Её, пред тем как надевать, Все […]
  • Путь к свободе Народ наш триста с лишним лет Сидел смиренно на вокзале, Все […]
  • Стих Станиславу Садальскому Он стихи читает, я б сказал прекрасно, Только пригласил его, […]
  • О счастье А что для счастья нужно человеку? Чтобы за печкою почаще пел […]
  • Хамелеон Всё скудней, скудней палитра, Партий, что в Верховной […]
  • Иосифу Кобзону Со сцены многотысячного зала: «… поклонимся, поклонимся, […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.