Бывший в употреблении (стих политику Владимиру Михайловичу Литвину)

Литвин как был, так и остался,
В телеге пятым колесом,
Сам по себе в дерьме болтался,
Ни с кем не пел он в унисон.
Он часто ходит на тусовки,
И там он тело среди тел,
Он любит посещать массовки,
Боится лишь конкретных дел.

Стих Станиславу Садальскому

Он стихи читает, я б сказал прекрасно,
Только пригласил его, Дима, ты напрасно,
В твоём кресле развалился он вальяжно,
Говорит же он, как видим мы, неважно,
Как он грязью всех отважно поливает,
Похвалить себя при — том не забывает
Впечатление, что вырос он в клоаке,

Правительство Януковича (Стих «времен» Януковича премьер-министра)

Древесина, одна древесина,
Здесь берёза, ольха и осина,
За дубовым столом видим дуба,
Он ведёт заседание клуба,
Нет, не клуба, верней кабинета,
Но не сущая разница эта,
Здесь мы видим весёлых, находчивых,
Но не слышим речей мы доходчивых,
Все сидят, но сидят в позах странных,
Нет министра лишь дел иностранных,
Да ещё в виде белой вороны,
Мы министра здесь зрим обороны.
Обсуждают здесь всё: то и это,
Как пополнить доходы бюджета,
А потом разобрать по карманам,
Как урезать пособие мамам,
Как бы снизить народу доходы,
Чтоб свои увеличить расходы,
Как нечестно вернуть НДС,
Как реформы свернуть и прогресс.

Сны

Сны, как бесы беспокойны,
Стали чаще донимать,
А ведь раньше спал спокойно,
Не боялся лечь в кровать.

Помню, спросит меня мать:
« Расскажи, какой сон снился?»
И начнёшь передавать,
Как ты в облаках носился.

Вахтангу Кикабидзе

Ну не люблю я домино,
Мне лучше в нарды посражаться,
Кто видел фильм о Мимино,
Тому не стоит удивляться,
Я много в жизни повидал,
И много стран я облетал,
Но с вами не могу расстаться,

Иосифу Кобзону

Со сцены многотысячного зала:
«… поклонимся, поклонимся, друзья»,
И не суфлёр, мне сердце подсказало,
Что этот миг забыть никак нельзя.

Весь зал в порыве чувств высоких,
(душой не видно здесь кривых),
Он в память тех боёв жестоких,
И в память павших и живых,
Встаёт от стара до юнца,
И стоя слушал до конца.

Кобзон, как много в этом слове
Для сердца русского слилось,
Нет, он не смолк на полуслове,
Но вижу, что-то с ним стряслось.

Ругают Сталина, а сами…

Ругают Сталина, а сами,
Его я тоже не хвалю,
И не за то, что был с усами,
Но вас я тоже не люблю.
Какая квинтэссенция
Досталася ему:
Война и интервенция,
Другому бы кому,
С ума б сошёл, наверное,
А он, да хоть бы хны.
Достанет трубку верную,
Набьёт в неё махры,
Затянется, подумает,
И в раз клубок распутает:
Кому прочтёт он лекцию,
Кому «почешет» нос,
И нету интервенции,
С войной решён вопрос.
Её нашёл в развалинах
Голодной и босой,
Кровь на руках израненных,

Осень

Листва в лесу промокла,
Льет дождик проливной,
Заплаканные окна
Целует ветер злой.
Мир по теплу тоскует,
На сердце не покой,
Кукушка не кукует,
Простился лес с листвой.
Прозрачный, обнаженный
Уныло дуб стоит,
Застыл, заворожено
На желтый мир глядит.
И непонятно дубу,
Что с ним произошло,
Кто снял с бедняги шубу,
Куда тепло ушло?

Автор: Генрих Акулов; Сайт: http://www.mir-poezii.com

Любовь вернется

Парус вдали одинокий,
Чайка над морем кружит,
Где ты, мой близкий – далекий?
Путь к тебе дальний лежит.
Через моря – океаны
Птицей привет мой летит,
Через далекие страны
Сердце с тобой говорит.
Душу мою согревает
Вера, надежда, любовь.
Видишь, заря догорает,
Зорькою день зарождается новый,
Утро приходит надежде навстречу
С верой на то, что мы встретимся снова,
Так не сутулься, расправь свои плечи,
С верой, надеждой вернется любовь.

Автор: Генрих Акулов; Сайт: http://www.mir-poezii.com